Шайхи Арсанукаев            сайт посвященный памяти поэта,писателя

локатор
Галерея
песни на стихи Ш.А
Теги
Календарь
«  Февраль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728
Время жизни сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Стихи на русском

 

Прошлое

Прошлое действенно
в жизненной драме
И не сдается навеки в архив.
Что же без прошлого
было бы с нами?
Как бы мы жили, его схоронив?

Пусть то, что было,
Как будто бы мимо,
Будто бы тщетно куда-то неслось, –
Прошлое неистребимо,
Хранимо
Всем, что теперь из него разрослось.

Прошлое не улетает в пространство,
Будто бы дым или сон, но – живет,
В нем – наша почва, любовь,
постоянство,
И без него мы – ни шагу вперед…

Прошлое может быть
строгим судьею,
Ношей, обузою, но и – звездой,
Силою, поводырем и землею
В наших грядущих сраженьях
с бедой
.

Долг

На слабые плечи мои
Он лег, тяжелея с годами.
Я нес его без колеи
Равнинами и городами,
В стремнине бурлящего дня,
Мгновений судьбы не считая...
Он стал как бы частью меня,
Ходил я, о нем забывая.

Теперь же – я в том убежден! –
Попытки нелепы и тщетны
Мой долг подсчитать, если он
Растет и растет незаметно.
Он – солнца рассветного луч,
И радость, и лунные ночи,
И тайна вздыхающих круч,
И слезы, застлавшие очи,
И сердцебиенье любви,
Он – друга улыбка и помощь...
Мгновение останови –
Тогда лишь ты долг свой исполнишь!
Я просто родился и жил,
Спасибо сказать забывая
За то, что весь мир одолжил
У наны... Прости мне, родная.

***

Я пью надоенное на заре
Парное молоко.
Я пью настоянное на заре
Парное молоко.
Пью жадно, вкус хочу понять
И теплый запах обонять.
Все не хватает мне глотка
Парного молока,
В котором детства краткий миг
Лишь в ощущениях моих
Продлится на века,
И сенокос, и запах трав,
Где дремлет солнце, поиграв.
Как будто время – вспять,
И руки мне издалека
Сквозь белый отсвет молока
Протягивает мать...

***

У гор свои законы есть.
Здесь трус – опаснее врага.
Всегда почетна старость здесь
И мать – хозяйка очага.

У гор свои законы есть –
Законы честной высоты.
В моих горах вершин не счесть
Не заносись над ними ты.

***

Прошлое действенно
в жизненной драме
И не сдается навеки в архив.
Что же без прошлого
было бы с нами?
Как бы мы жили, его схоронив?

Пусть то, что было,
Как будто бы мимо,
Будто бы тщетно куда-то неслось, –
Прошлое неистребимо,
Хранимо
Всем, что теперь из него разрослось.

Прошлое не улетает в пространство,
Будто бы дым или сон, но – живет,
В нем – наша почва, любовь,
постоянство,
И без него мы – ни шагу вперед...

Прошлое может быть
строгим судьею,
Ношей, обузою, но и – звездой,
Силою, поводырем и землею
В наших грядущих сраженьях
с бедой.

***

Если солнечный праздник явился
в твой дом,
Весел будь –
Чтобы песней душа зазвучала...
Но на празднике солнечном
в доме твоем
Не забудь –
Радость нынче не к каждому
в дверь постучала.

Если горькое горе явилось
в твой дом,
Стиснув грудь, –
В доме пусть тишина воцарится.
Но в беде, воцарившейся
в доме твоем,
Не забудь –
Боль не к каждому нынче стучится.

Знакомство

Бесцеремонно, трезво,
с расстановкой
Ты, как оценщик, смотришь на меня.
Не в моде я: костюм на мне неловкий,
Тусклы ботинки в ярком свете дня.
Твои глаза сокрыты краской черной,
И я не вижу отраженья в них.
Что ищет он во мне, твой взгляд
упорный, –
Любви, защиты или слов моих?
Но – нет: ты так презрительно
скривилась...
Что – слишком уж рубашка дешева?
Что – слишком уж одежда
износилась?
Так сколько стоит эта голова?
И в чем, презрев, ты взором укорила
Всего меня –
Судьбу, обличье, ум –
Неужто в том, что мать меня скроила,
Как скроен старомодный
мой костюм?

***

Чего же хочу я? Чего я желаю?
Хочу я в зеленой лесной тишине
Расслышать все песни родимого края,
И плеск горной речки,
и зов в вышине.

И видеть хочу я – красивых,
влюбленных,
С которыми весело,
празднично жить,
И яблоко красное – с ветки зеленой
Сорвать – и внезапной строкой
надкусить.

***

Я понял, откуда мой путь
так затейливо вьется,
И понял, что нету любви
к нему глубже и шире,
Чем та изумленность и легкость,
С которой живется
Мне в этом тяжелом и сложном,
Запутанном мире.
Я понял, я понял – нет в жизни
надежней опоры,
Чем та, что меня возвышает
над мелочным гулом:
Высоко, высоко,
Где сходятся вечные горы,
Одна есть гора,
И она есть подножье аула.
И в этом ауле есть дом,
Где живет моя мама,
Где я появился на свет...
И душа не забудет
Ни этой горы, что к созвездьям
стремится упрямо,
Ни чудных садов, что взрастили
там добрые люди.
Я понял, я понял, где мощный
исток моей жизни,
Где тот животворный источник
любви и желаний, –
Он там, где кусочек отчизны
в огромной отчизне.
Где небо – яснее,
А даль голубая – туманней.

***

– Что непреложно и вечно
в умении петь?
Что же для пенья, поэт,
тебе надо иметь?

– Доброе сердце, чтоб людям
обиды прощать,
Жаркое сердце, чтоб греть,
и гореть, и любить,
Смелое сердце, чтоб слабых
в ночи защищать,
Сердце большое, чтоб все
мирозданье вместить!

О вечном

Говорят: ничто не вечно,
Время горы разрушает,
Вечность море иссушает,
Жизнь людская быстротечна.

Ах, природа! Мудрый занахарь –
Смерть она рожденьем лечит.
Каждый подвиг мысли вечен,
Вечен Труд и вечен Пахарь.

И Любовь, и Песня – вечны.
Человек несет бессменно
Все, что истинно бессмертно,
Что вовеки человечно!


 
Утро в горах
Как сизый голубь, утро прилетело
И опустилось в замершем саду,
Где, заневестясь, вишня в платье белом
Стоит у всей округи на виду.
Уже ведром горянка загремела:
Спешит к ручью, приветствуя рассвет.
А солнце, встав на цыпочки, несмело
Из-за горы глазеет ей вослед.
Уходящий день
Подожди, не прячься за горами,
Подожди немного, ясный день,
Не спеши оставить между нами,
Словно стену, темноту и тень.
Я прошу, не гасни надо мною,
Подожди немного, светлый день,
Очень виноват перед тобою —
Целый день я дома просидел.
Я еще не жил сегодня, даже
Не успел напиться и воды.
Я еще людей не видел, дай же
Поглядеть на них до темноты…
День уходит, постепенно тая,
Сумерки ползут по следу дня…
Вот он речку перешел, блистая,
Он не может больше ждать меня.
Ясный день костром пылает красным.
Светлый день огнем уже горит,
И, мигая мне огромным глазом,
Исчезает за спиной горы…
* * *
Ты не сердись:
Я только на минуту.
Незваный гость,
А все же не гони.
Я притулюсь на краешке уюта,
Как будто в те
Неправдашние дни.
Я сам не свой…
Со мной такое редко.
Не прогоняй, дай дух переведу.
Передохну,
Докончу сигарету
И, как пришел,
Из памяти уйду.
Я день за днем
Плутал в лесу просчетов.
И, хоть до слез
Упущенного жаль,
Не мне винить
В утраченном кого-то
И самому себе читать мораль.
Но кто о чем,
А я опять про то же —
Опять судьбу
Листаю наизусть.
К тому же, словом делу не поможешь,
Не надоел?
Но я не засижусь.
Уже пора.
Спасибо за молчанье.
Я непривычно много говорю?
Да вот устал, и годы за плечами…
Но разрешишь,
Я снова закурю?
* * *
Вершины вытянулись в ряд,
Их темя лысое в тумане.
От ветра времени крестьяне
Следы минувшего хранят.
В ущелье, темном и сыром,
Не скачут солнечные блики;
А башни дремлют даже днем,
Как одряхлевшие владыки.
Дорога, как змея, ползет,
Карабкается на вершину,
А горная река с высот
Бежит, по-лисьи выгнув спину.
И небо голубым огнем
Прольется вниз с надгорной шири…
Вон монастырь — а, может, в нем
Томился в келье бедный Мцыри?.
 
Летний вечер
Мошкара клубится роем,
Длится сумеречный час.
За соседнею горою
Луч метнулся и погас.
Вечер долог, сумрак тонок,
Свет и тьма еще в родстве.
Как проказливый ребенок,
Ветер шастает в листве.
Сон спешит, густеют тени
Речка путает слова.
И в одном переплетенье
Слиты ночь и дерева.
Птица кинулась в испуге,
Пронеслась — и не слышна.
И опять во всей округе
Верховодит тишина.
Встреча
И ждать не ждал,
И думать позабыл.
А повстречал — и весь мой труд напрасен.
Но я ж простил,
Отрекся,
Позабыл!
Я сжег мосты и память обезгласил.
Я приказал рассудку: «Замолчи!
Она мертва, ушла бесплотной тенью.
Перетерпи.
Не мне тебя учить
Нерадостному мужеству забвенья».
Но вот стою — и горькие года
Не властны над восторженностью прежней.
А ты —
Несуетлива и горда,
И смотришь
Веселей и безмятежней.
Будь счастлива:
Моя печаль не в счет.
Нас время полюбовно рассудило.
Пускай оно
По-старому течет:
Ты — в сердце,
Ты вовек не уходила.
 
Время не ждет
Как пожухлая медь,
Осыпаются дни нашей жизни —
Отрывной календарь
Невезений и редких удач.
Вот уходит один —
Ты лицо заслони в укоризне,
Отлетает другой —
Ты его, словно друга, оплачь.
Он был ярок, что плод,
На губах не оставивший вкуса,
Переменчив, как сон,
Как закат, растерявший огни.
Погоди, не спеши,
Пересиль эту слабость искуса:
Проследи его ход —
И бестрепетно в завтра шагни.
Видишь, время не ждет —
Все стрекочут его шестеренки,
И сегодняшним днем
Закрепляя вчерашнего след,
Поспеши записать
На металле, на камне, на пленке
Все, что было с тобой
И чего для тебя больше нет.
Как пожухлая медь,
Осыпаются дни нашей жизни —
Отрывными страницами календаря
Ты им вслед погляди
И лицо заслони в укоризне:
Сколько прожито лет,
Сколько по ветру пущено зря!
* * *
Ну что ж,
Всему приходит этот срок —
Похоже, время облагает данью.
Но помолчим…
Я все сказал, что мог…
А ты чиста и выше оправданий.
Пускай просчет останется ничьим,
Хотя итог
Взаимностью печален.
Но лучше напоследок помолчим,
Как, помнится,
Влюбленными молчали.

   ЗА ВЕКОМ ВЕК
     
  
   Сквозь явь и сон
     Пройдёт и этот век,
     Оставив в слове
     Песни, были, сказы.
     На свет явившись,
     Крепнет человек,
     И мать ему прощает
     Все проказы.
     За веком век...
     А солнце без причин
     Смеётся и сияет над востоком.
     Мальчишки превращаются
     в мужчин
     И полнят сердце матери восторгом.
     За веком век
     Проходит строй ребят.
     Их – воинов –
     В огонь войны кидают.
     И снова трубы медные трубят,
     И матери вослед сынам рыдают...
     
     (Перевод с чеченского)


 

Наследство

Полей просторы,

Снежные вершины,

И реки, ниспадающие с гор,

Весь отчий край

Тебе завещан, сыну,

Тебе в наследство

Дан с далеких пор.

 

За ним —

Туман седых тысячелетий,

Набеги, битвы,

Жаркий пот и кровь...

Сегодня ты за это все в ответе,

За память предков

За свою любовь.

Храни и укрощай святую землю

Чтобы в наследство сыну передать

Обычаи народные приемля,

Не должен ты традиций забывать

У нас на свадьбу

Шли без приглашенья

Без зова появлялись в день беды.

И это все твое,

Как день рожденья, —

И мир, и предка на камнях следы.

Сегодня принимаешь ты в наследство

Все — и туман тысячелетних плит,

И память деда,

И отца, и детство,

И все, что этот край

В себе хранит.

С наследством этим

Принимаешь вместе

Родной язык,

Которым славен край.

Сложи, как жизнь,

Свою живую песню

И сыну все

В наследство передай.

   (Перевод с чеченского)